«Принцип «мы в ответе за тех, кто нам доверяет», не свойственен Юлии Владимировне» – Золотарёв

zolotarevВ Украине начался горячий политический сезон – это, мягко говоря. А если точнее, то это война. Чтобы убедиться в этом, просто стоит посмотреть телевизионные новости и пролистать пару-тройку газет. И, если верить сводкам с фронтов, уже сейчас в Украине будут выброшены тонны компромата, где будут фигурировать не только украинские политики.Война компромата – это битва команд, личностей и характеров. А поле битвы – Украина. Одна из главных действующих лиц этой битвы – Юлия Тимошенко.

Александр Пиддубный, «Главред»

«Главред» поинтересовался у днепропетровского политтехнолога Андрея Золотарева работавшего с Тимошенко, что за человек Юлия Владимировна и каков ее психологический портрет. Также «Главред» приглашает остальных политических консультантов поделиться воспоминаниями о всех действующих лицах нынешнего противостояния.

Расскажите, как вы начали работать в сфере политических консультаций?

Это было зимой 93-го года, накануне парламентских выборов 1994-го года. Я преподавал политико-правовые дисциплины в Днепропетровском государственном университете. Как-то ко мне пришли хорошие знакомые и сказали: «Ты правильно рассуждаешь о политике. А как насчет практики? Есть хороший человек – попробуй его сделать депутатом». Получилось. Александр Рябченко был избран народным депутатом. Первый опыт оказался успешным – так я пришел в сферу политического консультирования.

Потом была кампания Вадима Литвина в Верховную Раду, в выборы мера Днепропетровска … Выборы в Раду в 1998, 2002 году. Итого 22 кампании, в которых принимал участие в качестве консультанта и аналитика. В 16 из них выигрышные для кандидатов в разные уровни власти.

Что за хорошие знакомые приходили?

Они работали в Днепропетровской областной администрации.

С кем из нынешних обитателей политического Олимпа Вам доводилось работать?

В 1996 году вели избирательную кампанию Юлии Тимошенко в Бобринецком избирательном округе Кировоградской области.

Как вы с ней познакомились?

В команду ЕЭСУ меня привели люди, из команды Лазаренко. Выход Юлии Владимировны в большую политику Павел Иванович опекал лично. Он во многом содействовал успеху избирательной кампании на Кировоградщине, когда Тимошенко получила более 90% голосов избирателей. Это был рекордный для Украины результат и фактический старт ее политической карьеры.

В бизнес-среде она уже тогда была легендарной личностью, но рядовой избиратель о ней мало знал. Особенно в глухомани Кировоградской области, И, естественно, там Тимошенко воспринимали по-другому, тем более, что оппоненты не дремали. Например, они активно работали над слухами, что приедет миллионерша из Днепропетровска и будет с вертолета сбрасывать деньги. Также расклеивали листовки с подробностями задержания Юлии Тимошенко в запорожском аэропорту в 1995 году. На тот момент, когда мы начали вести кампанию, против нас уже работали вовсю.

В чем проявлялся патронат Лазаренка?

Это погашение пенсионной задолженности, в первую очередь. Потом пришлось повоевать в Центризбиркоме, отстаивая результаты выборов, потому что проигравшие конкуренты пытались это трактовать как подкуп избирателей. Кроме того, ряд «орговиков» из команды Лазаренко, просто работали «в поле», в Кировоградской области на победу Юлии Владимировны. Их помощь была весьма кстати, так как местные кадры были слабоваты.

Что входило в круг ваших обязанностей?

Я вел агитационно-рекламное направление в кампании. Впрочем, мы прекрасно понимали, что успех кампании определялся не количеством листовок и концертов, а совсем другими вещами…

Какой вам тогда достался «материал» в виде Тимошенко, что нужно было выправлять, и над чем нужно было больше всего работать?

Учить было некогда. Сложнее всего было адаптировать образ блестящей днепропетровской бизнес-леди к реальностям нищей сельской глубинки Кировоградской области. Где спустя два месяца после введения гривни жители многих сел не видели еще «живых» денег. Тем более, это был тогда так называемый «красный округ» с соответствующими настроениями избирателей. Это была блиц-кампания, времени очень мало, менее двух месяцев! Были опасения, что регион не воспримет «капиталистку» – так ее поначалу называли селяне. Поэтому всем в команде пришлось в поте лица вкалывать денно и нощно, чтобы добиться результата.

То есть вы с женщины акулы бизнеса сделали…

Сделали все, чтобы приблизить кандидата к народу, до минимума дистанцию коммуникации с избирателем. Провели удачную фотосессию, предельно упростили форму агитационных материалов. Кое-кто в команде обвинил меня едва ли не во вредительстве, дескать, сделал из Юлии Владимировны «а-ля» сельскую учительницу…

Впрочем, и Тимошенко сама все быстро поняла, что броские наряды и дорогая бижутерия не к месту. Кортеж кандидата пересел с «Мерседесов» на скромные «Волги».

Основная ставка в кампании была сделана на решение самых насущных проблем региона – это газификация, выплата задолженности по пенсиям, пособиям. Облечь это в понятную людям форму было несложной задачей.

И избиратель Кировоградской области увидел в лице Тимошенко чудотворца. В сельском клубе гаснет свет, один звонок, в клубе снова светло. Понятно, что такие истории передавались из уст в уста. Мы шутили тогда между собой, что слоган кампании должен быть: «Я пришла дать вам вволю!» Проблемы, выглядевшие для людей неразрешимыми, вдруг по мановению волшебной палочки решались, выплатили пенсионную задолженность, начались программы по благоустройству сел. На тот момент, ЕЭСУ было на подъеме – это была организация с очень большими возможностями, да и Павел Иванович помог.

Как вы расстались?

Расстались по человечески абсолютно нормально. Юлия Владимировна быстро вошла в столичный политбомонд. Днепропетровск, естественно, отошел на второй план.

К зиме 1997 года возникло ощущение того, что нахожусь не на своем месте, не востребован, и нет ощущения выполненной работы. Поэтому в один прекрасный день я пришел к Юлии Владимировне и сказал, что возможности дальнейшей работы исчерпаны и будем расставаться. Напоследок Юлия Владимировна попросила не работать на одно теперь известное всей Украине лицо. Это условие я выполнил, отказавшись от весьма интересного предложения. И ушел в автономное плавание как политконсультант. Слава Богу, не я ищу работу, а она меня находит.

И когда вы встретились в следующий раз?

Следующая встреча была в августе 2004 года в разгар президентской кампании. Тогда Юлия Тимошенко, накануне визита Виктора Ющенка в область, инспектировала штаб. Визит Ющенко прошел успешно. В итоге на пресс-конференции в Днепропетровске, сидя рядом с Виктором Андреевичем, Тимошенко сказала, что наш штаб – «отличный штаб, я ставлю ему высшую оценку, и мы обязательно будем с ним работать». Я тогда до конца не понял смысл этих слов. Через две недели, люди приближенные к леди Ю дали понять, что она затевает комбинацию по смене руководства областного штаба, я ушам своим не поверил. Тем более, что я знал Юлия Владимировну как достаточно прямолинейную женщину, которая свои претензии и недовольство высказывала прямолинейно, безо всяких обиняков.

Что же случилось потом?

Получили удар в спину. А такое не прощают… К концу сентября в результате многоходовой интриги Роман Безсмертный был смещен с поста руководителя штаба, а следом за ним были смещены руководители штабов в Днепропетровской и Харьковской областях. Это был удар в спину команде работавшей в жестких, далеких от тепличных условиях. Админресурс на Днепропетровщине никогда не был эфемерным понятием. В днепропетровском штабе Януковича эти действия Тимошенко-Зинченко отметили банкетом. Пока «бело-голубые» пили шампанское, мы, собрав коллектив штаба, написали письмо Александру Зинченко о том, что решение о смещении руководителя штаба Сергея Чукмасова не отвечает интересам дела. Как поступил демократ и живое олицетворение совести Зинченко? Спустя несколько часов всех подписавших письмо уведомили, что они уволены. Понятно одно, Тимошенко нужен был работающий как часы штаб, во главе которого стояло бы подконтрольное ей лицо. К чести моих товарищей несмотря на предложения «с той стороны» театрально уйти за хорошую мзду, иуд не нашлось.

А кто пришел на смену?

Командовать штабом Тимошенко прислала 70 летнего пенсионера, в прошлом достаточно сильного управленца и руководителя. Но это были прошлые заслуги, к несчастью он не знал ни ситуации в регионе и не имел сил в ней разобраться. Когда 23 ноября несколько тысяч днепропетровских студентов стихийно вышли на улицу протестуя против фальсификации выборов, начальнику штаба позвонили с вопросом «Що будемо робити?» в ответ услышали «Не турбуйте мене, я вiдпочиваю». И подобных примеров предостаточно. Как результат в Днепропетровской области рейтинг Ющенко остался на уровне достигнутого к сентябрю 2004 года.

Есть люди, считающие, что Тимошенко – это сложная конструкция, которую собирали частями. Что в ней «доточенного»?

Прежде всего, отточены навыки коммуникации. Кроме того, не могу не отметить, у нее есть такое качество, как высокая самообучаемость: она относится к той категории людей, которые схватывают все на лету. Да и в политику она уже пришла состоявшимся человеком. Таким людям не надо объяснять многие азбучные вещи, им нужно только задать направление, идею – она во многом «сам себе режиссер».

Как сейчас изменилась Юлия Тимошенко?

Считаю, не в лучшую сторону. Тяжело общаться с человеком, который слушает, но не слышит, а если слышит, то только самого себя.

Во-вторых, стало заметно, что принцип «мы в ответе за тех, кто нам доверяет» к сожалению не свойственен Юлии Владимировне. В свое время Вахтанг Кипиани дал такую образную метафору, сравнив Юлию Владимировну с блохой на собаке. Вы понимаете, каких персонажей я имею в виду. Говорят, больше всех тогда Кучма обиделся, даже вызывал на ковер Григория Суркиса, на тот момент владевшего «Киевскими ведомостями». Умение использовать людей – то, чего не отнять у Юлии Тимошенко. В лучшем случае как инструмент, в худшем как строительный материал для пьедестала личного величия. Да работают «орговики» второго эшелона, да Турчинов рядом. Но многие из тех, кто вчера был готов в огонь и воду, и под пули за Тимошенко броситься сегодня уходят. Тот же Степан Илькович Хмара. На смену идут больше денежные мешки, содержатели базаров – публика из категории «профессиональных предателей», по привычке ищущих «крышу».

Вы работали в команде Тимошенко практически полтора года. Вы же не только ее делали проще для выборов. Вы ей, наверное, что-то и дали?

Здесь есть принципиальный момент: некорректно рассуждать, что ты кому дал и кого из чего слепил. Занимались будничной, рутинной работой. Много приходилось договариваться, утрясать…

Вы говорите, что много вопросов «утрясли». Значит ли это, что Тимошенко работала в условиях жесткой политической конкуренции, где были достаточно грязные методы…

Многое, это лишь часть чего-то еще большего. Изначально медиа-среда довольно холодно встретила Тимошенко. Ее отождествляли с Лазаренко и «специфическими» методами работы его команды со СМИ. Достаточно вспомнить события вокруг «Зеркала недели», когда хамство приближенных к Павлу Ивановичу поставило патрона в ситуацию конфликта с журналисткой «тусовкой». Мосты приходилось строить с нуля, в том числе и в регионах. Противники у Тимошенко находились всегда. Особенно гадко, против нее работали именно те, кто сегодня набивается к ней в друзья. Другое дело качество этой работы по большей части было примитивным, и довольно скоро Тимошенко и ее команда научилась это использовать.

Есть такое мнение, что Юлия Владимировна не чужда суеверий, веры в астрологию и дружит с Павлом Глобой?

Как и всякая экзальтированная женщина. Действительно, в Днепропетровск астролог Глоба приезжал и встречался с Тимошенко. Насчет дружбы это несколько преувеличено. Во время избирательной кампании 1996 разворот газеты «Украина-центр» украшала полоса о ней как кандидате в депутаты в Верховную Раду, а на соседней материал о Марии Стефании. Учитывая то, что Мария Стефания пользовалась бешеной популярностью у жителей сел Кировоградщины, то ее соседство с Юлией Владимировной на газетной полосе было одной из небольших технологических «фишек» кампании. Бабушкам в селах очень нравилось, они поняли это так, что Мария Стефания благословляет Тимошенко. Возможно, такие вещи Тимошенко нравятся, во всяком случае, претензий по поводу этого я не слышал.

Говорят, что Тимошенко платила Глобе за его предсказание о ее будущем президентстве, это правда?

Такого я не видел, но они несколько часов общались тет-а-тет. А мой центр тогда помог решить вопрос аренды помещения школе Авестийской астрологии. Я вижу в Глобе великолепного психолога, но скептически отношусь к его предсказаниям. Помню, как в то время Глоба дал большое интервью днепропетровской газете «Наше місто» где он сказал, что еще несколько лет положение Павла Ивановича Лазаренко, «будет не-по-ко-ле-би-мым» – по слогам произнес. Прошло чуть больше года, и где оказался Павел Иванович.

Сейчас, смотря на Тимошенко, чей чувствуете «почерк»?

Из тех, кого знаю, заметен экс-советник Ющенко Олег Медведев – серьезный специалист по работе с медиа. Он прошел школу работы в Фонде эффективной политики. Не сидит, по-видимому, без дела и Турчинов – он ключевая фигура. Из заезжих, года три назад к Юлии Владимировны наезжал такой философ, политтехнолог как Андрей Окара.

Судя по политтехнологическому «почeрку» время время от времени у Тимошенко бывают московские гости.

Команде Тимошенко хорошо удается навязывать информационную повестку дня. Со сценарным планированием у Юлии Владимировны тоже обстоит неплохо. Ведь, что бы ни говорили, мало верится, что Бродский откопал «топор войны». Следом демарш Зинченко – просто живое воплощение проснувшейся совести. Вроде бы обо всем договорились, а с утра ни свет, ни заря Коля Томенко трубит на войну. Другое дело с имиджем, тут то ли переиграли, то ли заигрались. На выходе получается, какой то дикий коктейль из Троцкого, Муссолини и Евы Перон.

А что вам так не нравится, поясните?

Посмотрите внимательно на открытки «Батькивщины». Осталось нимб домалевать. Классический пример сакрализации, обожествления объекта. А эта песня из 20-30 годов ХХ века, ну уж никак не из ХХI. В итоге мы рискуем оказаться гораздо ближе к Ашхабаду, чем к Праге или Варшаве. С таким курсом не паралельно, ни рядом идти не хочу…

Каково ваше мнение по поводу последних событий?

Сегодня Юлии Владимировне ни тюрьма, ни сума не грозит. В феврале в одном из интервью днепропетровскому телевидению высказал свое мнение, что осенью Тимошенко уйдет. А уйдет со словами, что «враги народа не дали ей народ осчастливить». Не скрывал и того, что она превратится в «лом, летящий в спину Президенту». Тимошенко нужна власть. Остальное – тактика. Юлия Владимировна затеяла банальный передел. От одних олигархов, к другим! От тех, кто её обидел в свое время, к тем, с кем её пока не связывали деловые отношения. Обратите внимание на то, кто выиграл от повышения цен на бензин. Называть финансовые группы? Для всех днепропетровцев это очевидно – они каждый день проезжают мимо многочисленных автозаправок с названиями этих фирм. А ведь цены на топливо в Украине начали расти еще до повышения мировых цен на нефть! Под звонкие декларации «землю крестьянам, воду матросам» начала формироваться новая финансово-политическая пирамида, на вершине которой легко угадывается силуэт женщины с косой.

Опубліковано в Мої статті, Політика

Напишіть відгук